как это удобно, когда можно оправдывать пьянство, отсутствие вкуса, беспорядок на столе, грязную посуду, постоянные опоздания и пошлые шутки, тем, что ты творческая личность.

Знаешь, зря ты не понял ничего. Я не буду говорить, что ты многое потерял. Кто знает, вдруг это тебе и впрямь не нужно? Это я сейчас о своей любви, я не знаю, почему выбрала тебя, но выбрала. Это главное, только дар ты мой не принял. Один вечер это видимо все, что ты мог мне дать. Наверное, ты даже не вспоминаешь обо мне, а я была готова ради тебя на все. Может быть, даже отречься от своей мечты. Я знаю, что ты скоро будешь богат, знаю, что у тебя будет сын. Но кроме этого у тебя ледяное сердце и мне кажется неподвластное даже любви. Некоторые люди рождаются слепыми или глухими, а ты без умения любить, хотя где-то глубоко внутри ты добрый, но вытащить это нутро тебе не под силу, а жаль. Понимаешь, это очень горько любить в пустоту, скоро этот огонек, который и согревал и обжигал меня потухнет и это в высшей мере печально. Вчера очередная птичка попалась в твои тиски, мне теперь уже даже не так больно – все чувства к тебе притупились, я даже могу контролировать свои мысли, почти. Почему же я пишу тебе? Наверное, чтобы то, что я так давно хотела тебе сказать больше не давило на меня мертвым грузом. Это для того, чтобы мне стало легче.

Еще я хочу сказать, что помню каждый твой жест, каждую фразу, каждый вздох – все-все. Я анализировала твои поведение с особой тщательностью, пыталась угадать твои мысли и чувства, иногда это даже получалось. Когда-то я плакала из-за тебя, а если быть точнее из-за того, что ты меня отверг, как несправедливо. Это была какая-то невыносимая боль. Потом я нашла твой телефон у знакомых, но так и не смогла позвонить. Я больше не могу делать шаги тебе навстречу без взаимности. Но все еще жду, хотя в принципе зря. Но если бы было хоть что-то, за что мне можно было бы зацепиться, я бы схватилась как утопающий за соломинку. Да. Я хочу, чтобы ты знал – я люблю тебя. Но без твоей помощи любовь совсем зачахнет и умрет. Сделай что-нибудь, пожалуйста - она не должна вот так умереть.

Все еще надеюсь…

Твоя Катарина